0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему в России растет спрос на грузовики

Индекс фуры: рынок грузовиков покатился с горы

Рынок грузовых автомобилей в России снизился на 4% за 11 месяцев 2019 года, об этом свидетельствует статистика аналитического агентства «Автостат Инфо», предоставленная «Известиям». Отечественные компании, широко представленные в сегменте среднетоннажных грузовиков, пока что в плюсе, в то время как иностранные компании ушли в серьезное пике на 14%. Основное падение пришлось на сегмент магистральных грузовиков, а это говорит о падении коммерческих перевозок. Чем меньше по дорогам страны едет фур с товарами, тем сильнее падает экономика, говорят опрошенные «Известиями» эксперты.

Рынок не обнадеживает

С января по ноябрь 2019 года в России было продано 68,8 тыс. грузовых автомобилей, что на 3,8% ниже в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, когда было продано 71,5 тыс. машин. Продажи иностранных грузовиков за 11 месяцев составили 30,3 тыс. штук (-13,7%), отечественных — 38,5 тыс. грузовиков (+5,8%). Безусловный лидер грузового рынка КамАЗ за этот период реализовал 24,6 тыс. автомобилей (+8%), ГАЗ занимает вторую строчку с результатом 5,6 тыс. авто (+6%). На третьей ступеньке Scania, реализовавшая 4339 грузовиков, продажи шведского автопроизводителя упали сразу на 22,6% с начала года.

Занимающая четвертое место компания Volvo смогла продать 4921 машину (-14%), замыкает пятерку лидеров грузового рынка Mercedes-Benz (3531 шт.; -14,3%). Далее в десятке популярных грузовых компаний в порядке убывания идут MAN (3941 шт.; -13,3%), Isuzu (2762 шт.; -24,1%), «Урал» (2290 шт.; -1,8%), DAF (2149 шт.; -13,5%), МАЗ (2580 шт.; -5%).

Двигатель тягача на линии сборки грузового автомобиля «КамАЗ»

Снижение продаж ведущих европейских производителей грузовиков обусловлено в первую очередь общей экономической ситуацией в России и лишь во вторую налоговыми маневрами и финансовым стимулированием со стороны государства, считает начальник отдела региональных продаж «Скания-Русь» Александр Бабушкин.

«Это снижение было прогнозируемым, поскольку прошлый 2018 год был пиком непрерывного стремительного роста после разворота в 2016 году, за которым должно было последовать неизбежное циклическое снижение. Тем не менее Scania в России приближается к концу года в соответствии с намеченным планом. Сохранять позитив нам помогает долгосрочный характер взаимодействия с клиентами и фокус внимания на качество оказываемых услуг, а не на объемы продаж. Если же говорить о прогнозах на 2020 год, то при отсутствии существенного экономического роста транспортные компании в большинстве своем смогут обеспечивать лишь замещение старых автомобилей, но не расширение парка, что в основном они уже успели сделать на протяжении 2017–2018 годов. Поэтому мы прогнозируем дальнейшее снижение объемов продаж на рынке тяжелой грузовой техники», — отметил в разговоре с «Известиями» Бабушкин из Scania.

Россияне в плюсе

В свою очередь, на КамАЗе отмечают, что компания чувствует себя уверенно на падающем рынке за счет расширения модельной линейки.

«КамАЗ чувствует себя лучше рынка по той простой причине, что мы еще несколько лет назад начали внедрять новый модельный ряд, который позволил нам занять те сегменты, в которых мы не были представлены ранее. У нас традиционно продажи были в основном в сегменте строительной техники, полноприводных грузовиках, но не в магистральных тягачах. За счет того, что мы вывели новые модели, в частности 5490 (5490 Neo), мы смогли сохранить и продажи на относительно высоком уровне, и долю рынка», — рассказал руководитель пресс-службы КамАЗа Олег Афанасьев.

Линия сборки кабин грузового автомобиля «КамАЗ»

Собеседник отметил, что в ближайшие два года КамАЗ намерен дополнительно увеличить свой модельный ряд за счет выхода на рынок легких коммерческих грузовиков. Последние традиционно были козырем ГАЗа, но не менее ощутимую помощь Горьковскому автозаводу в этом году оказали среднетоннажные грузовики. По прогнозу ГАЗа по итогу этого года объем рынка среднетоннажников останется на уровне прошлого года или покажет небольшой прирост — на 1–2%, при этом рост продаж среднетоннажиков ГАЗа составляет около 10%.

«Объясняется это как в целом ростом продаж «ГАЗона Next», так и ростом спроса на «ГАЗон Next 10», который вышел на рынок в 2018 году. Также драйвером в продажах стал внедорожный грузовик «Садко Next». В следующем году мы ожидаем стагнацию рынка или падения примерно на 2–3%, что связано с отсутствием признаков оживления деловой активности и низкими темпами обновления парков в коммерческом секторе. Мы планируем укрепить свои позиции на рынке за счет расширения линейки грузовиков», — сообщили «Известиям» в пресс-службе «Группы ГАЗ».

Фура не заводит экономику

Отрицательные результаты иностранных производителей связаны прежде всего со снижением продаж магистральных тягачей. Это немаловажный фактор, поскольку на долю автотранспорта приходится 80% всех перевозок грузов по России. Падение продаж грузовиков находится в корреляции с замедлением динамики розничной торговли в России. По данным Росстата, за три квартала 2019 года перевозки автомобильным транспортом увеличились на 3,1% (до 4,2 млн т).

В целом по итогу года прогнозируется падение коммерческих перевозок автомобильным транспортом, затем будет небольшой прирост (около 2%), отмечает директор центра экономики транспорта Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Татьяна Кулакова. По ее словам, снижение продаж грузовых автомобилей является опережающим экономическим индикатором, который говорит о событиях, которые еще только должны произойти.

Новые грузовые тягачи КамАЗ-5490 NEO

«В целом в грузоперевозках автомобильный транспорт занимает очень большую долю. Среднее расстояние, которое проходят автомобили, постоянно растет, сейчас в коммерческих перевозках оно составляет 85 км. В экономике страны коммерческий транспорт играет огромную роль. На покупке грузового автомобиля сказываются показатели экономического роста страны в целом, уверены ли перевозчики и компании, что смогут окупить эти автомобили. Сейчас крупный ритейл снижает активность из-за того, что доходы населения падают, а это непосредственно связано с розничным товарооборотом. Снижение грузоперевозок и продаж грузовиков — один из опережающих индикаторов, которые предсказывают нам, что будет с ВВП в будущем, по этим показателям очень часто прогнозируют состояние экономики», — заметила Кулакова.

Падение продаж грузовиков — общее отражение состояния экономики страны, соглашается с Кулаковой независимый консультант по автопрому Сергей Бургазлиев.

«Грузоперевозки — это прежде всего товары народного потребления, строительные материалы, руды, сырье, наливные грузы и т.д. Падение продаж магистральных тягачей происходит потому, что закончилась господдержка по лизингу и прямые скидки на технику. Сложность еще в том, что у бизнеса банально не хватает денег на импортную, более дорогую технику. Для сохранения автопарка коммерсанты вынуждены чаще ремонтировать технику, проводить капремонты, а не покупать новую. И эта тенденция продолжится, поскольку объективных экономических перспектив возврата к росту рынка нет. Возможно, будет небольшой рост на подержанную технику», — заключил Бургазлиев.

Ханс Тарделль, «Скания-Русь»: рынок растет и будет демонстрировать рост

Российский грузовой рынок иномарок в последние годы давал мало поводов для оптимизма. Но «нижняя» точка пройдена, – считает наш собеседник. Что заставит расти спрос на грузовики, и почему так сложно продавать в России машины с заводским газовым оборудованием? На вопросы Kolesa.ru отвечает гендиректор российского офиса Scania Ханс Тарделль.

К.: Как «Скания-Русь» заканчивает 2016 год? Каков общий объем продаж и, если это не секрет, объем по моделям?

Х. Т.: Первое, что важно отметить: в этом году российский рынок наконец-то преодолел нижний порог кризиса и начал уверенное, хоть и пока медленное восстановление. Рынок техники грузоподъемностью свыше 16 тонн растет, начиная с мая 2016 года, и по итогам ноября рост рынка техники грузоподъемностью свыше 16 тонн по сравнению с аналогичным периодом 2015-го составил 12,5%, а рост европейских производителей – 12,6%. По итогам прошедших 11 месяцев мы получили 2 802 заказа на грузовые автомобили различных сегментов, что почти на 42% превышает аналогичный показатель 2015 года (1 622). Это позволяет нам оптимистично смотреть на следующий год.

По отдельным сегментам наши показатели также достаточно высоки. Например, мы продолжаем демонстрировать очень хорошие результаты по реализации Scania для клиентов лесной промышленности. По итогам продаж с января по ноябрь 2016 года мы занимаем первое место среди «европейской семерки» (Scania, Mercedes-Benz, MAN, DAF, Iveco, Volvo, Renault – прим. ред.) с долей в 34%. Среди всех марок в целом мы уступаем только отечественным производителям с долей в 12,7%.

На фото: Scania R-Series ‘2016–н.в.

Вообще, расстановка сил на российском рынке сегодня во многом определяется макроэкономическими показателями в стране, поэтому отечественные производители занимают большую часть рынка.

Например, рынок автобусов стабильно растет, но происходит это за счет отечественного производителя, доля которого в 2016 году составила 95%. В этом плане нам помогают наши проекты локализации производства, например, сотрудничество с Группой ГАЗ, на предприятиях которой с использованием агрегатной базы Scania производятся междугородние автобусы ЛиАЗ «Вояж» и туристические автобусы ЛиАЗ «Круиз».

Читать еще:  Новый лифтбек Skoda Rapid в России

В этом году мы преодолели очередной рубеж локализации производства и начали распространение этих моделей автобусов через дилерскую сеть Scania. Если подсчитать совокупные продажи автобусов Scania и автобусов ЛиАЗ на шасси Scania через дилерские сети Scania и Группы ГАЗ, то они составляют 28% доли рынка «европейской семерки».

На фото: Scania R 730 6×2 Highline ‘2016–н.в.

К.: Каковы ваши оптимистичный, средневзвешенный и пессимистичный сценарии по грузовому рынку России в 2017 году? Хотя бы в одном из них допускается рост спроса?

Х. Т.: Россия – очень изменчивый и достаточно непредсказуемый рынок, но как мы видим из показателей этого года, ситуация понемногу стабилизируется. Рынок растет и с большой долей вероятности продолжит демонстрировать рост в 2017 году. Как я уже отметил, тут большую роль играет реализация отложенного спроса у покупателей. Как мы помним, рынок буквально замер, когда сильно вырос курс евро. Клиенты перестали обновлять свои парки. Но на самом деле, очень долго так продолжаться не может.

В определенный момент эксплуатация старой техники начинает приносить убытки, несопоставимые с себестоимостью новой. Нам кажется, что этот момент настал, поэтому рост будет. Для нас вопрос лишь в том, насколько он будет сильным, но мы смотрим на свои возможности оптимистично.

Мы видим, что в ситуации общей стабилизации рынка клиенты снова позволяют себе долгосрочное планирование, а это очень важный для нас показатель. Scania всегда позиционировала себя на рынке как компания, предлагающая широкий набор сервисных услуг и техники исключительного качества. Думаю, в будущем году показатели эффективности снова будут цениться больше, чем мимолетная выгода от приобретения более дешевой техники.

На фото: Scania R 500 6×4 Highline Timber Truck ‘2016–н.в.

К.: Как вы преодолеваете трудный экономический период, находите ли новые для себя бизнес-направления? Может быть, постгарантийный сервис или трейд-ин?

Х. Т.: На самом деле, мы постоянно, не только в периоды кризиса, работаем над разработкой продуктов и предложений для наших клиентов, наиболее выгодных с точки зрения стоимости эксплуатации техники. Например, в этом (2016-м, — прим. ред.) году мы запустили новую программу Service Exchange (вторая жизнь для запчастей), рассчитанную на снижение расходов на ремонт техники. Мы понимаем, что некоторые агрегаты (турбины, редукторы, коробки передач, двигатели и другие запчасти) достаточно дорогие. Поэтому, чтобы оградить своих клиентов от соблазна на самостоятельный, а это всегда значительно уступающий в качестве, ремонт, мы предлагаем широкий ассортимент запчастей из нашего обменного фонда.

Все запчасти, представленные в этом фонде, восстановлены в заводских условиях Scania за рубежом, поэтому не уступают новым в качестве, но при этом гораздо дешевле. Мы также предлагаем нашим клиентам уникальное сервисное решение «Scania Драйв», позволяющее заметно повысить эффективность бизнеса. В состав программы помимо лизингового финансирования транспортных средств входят также сервисный контракт, продленная до 4-х лет гарантия на силовую линию, страхование, система мониторинга автопарка Scania и сертификат на обучение двух водителей. По нашим подсчетам экономическая выгода от приобретения «Scania Драйв» достигает 5% от общей стоимости транспортного средства и комплекса услуг.

В следующем году (2017-м, прим. ред.) мы планируем запуск новой программы периодического обслуживания Scania Maintenance. Это схема обслуживания, при которой дата и состав ТО будут определяться состоянием транспортного средства, тогда как сейчас наиболее распространен принцип с фиксированным интервалом между ТО и стандартным набором оказываемых услуг. Такая система обеспечит гарантированную выгоду нашим партнерам – за счет сокращения визитов на сервисные станции Scania и замены только тех компонентов, которые требуются конкретной машине на момент ТО. Пока мы прорабатываем все детали, но позже обязательно расскажем об этой программе подробнее.

К.: Продолжает ли развиваться дилерская сеть марки в России? Появляются ли новые дилеры или же, наоборот, некоторым приходится уйти из бизнеса?

Х. Т.: Число официальных дилеров Scania в России на сегодняшний день составляет 60. Мы активно инвестируем средства в развитие дилерской сети в России. В сентябре 2016 года была открыта новая станция сервисного обслуживания дочернего дилера Scania ООО «Скания Сервис» в Московской области, г. Голицыно.

К.: Чувствуете ли вы повышение спроса на зерновозы и другую грузовую технику для сельского хозяйства, иными словами – помогает ли вам импортозамещение?

Х. Т.: Сегмент агротехники продолжает демонстрировать стабильные результаты. По итогам 11 месяцев 2016 года доля европейских производителей составила 17% с 654 единицами отгруженной техники. Scania входит в тройку лидеров среди «европейской семерки», наша доля составляет 17,3%. При этом в сегменте специализированного транспорта по перевозкам зерновых и масляничных культур мы являемся безусловными лидерами, уступая только локальным производителям.

На фото: Scania R 500 6×2 Highline ‘2016–н.в.

К.: Вы одни из немногих производителей, кто уделяет большое внимание газомоторному топливу, продавая машины с заводским газовым оборудованием. Сколько машин передано клиентам за последние годы? С какими сложностями они сталкиваются? Что нужно сделать, чтобы газовые грузовики стали популярнее?

Х. Т.: Да, действительно, Scania уделяет отдельное внимание по развитию этого направления, в том числе и в России. Наших клиентов привлекает возможность максимально экологичного, эффективного и экономичного транспорта. Последнее, пожалуй, наиболее актуально в кризисный период.

В непростые кризисные условия все без исключения клиенты – и малый бизнес, и большие предприятия – столкнулись с необходимостью пересмотреть подходы к управлению бюджетом, и природный газ, в силу невысокой себестоимости в России, стал отличным вариантом решения проблемы. В России розничная цена одного кубометра природного газа – это чуть меньше литра обычного дизельного топлива – составляет 12 рублей. К тому же ГМТ практически полностью сгорает при использовании, не оставляет нагара и сажи на двигателе и не смывает масляную пленку с деталей, увеличивая срок службы двигателя приблизительно на 40%. Мы проводили мониторинг работы первого газового автомобиля Scania в России и подсчитали: при пробеге 190 000 км экономия составит около 900 000 рублей. Согласитесь, выгода ощутимая.

Сейчас в России мы реализуем газомоторные седельные тягачи с колесной формулой 4х2 и шасси под различные надстройки с колесными формулами 4х2 и 6х2, в этом году было реализовано 13 единиц такой техники.

Однако реализация подобной техники на российском рынке имеет свои специфические особенности. Как я уже упоминал, внедрение техники на ГМТ в России происходит при значительной поддержке государства. Это для нас одновременно хороший момент и не очень. С одной стороны, Scania под программы господдержки не попадает как иностранный производитель, поэтому с точки зрения цен нам сложно конкурировать с отечественными компаниями. Газомоторная техника сама по себе стоит чуть дороже, но добавьте к этому стоимость газобаллонного оборудования и таможенную пошлину, которая для тягачей составляет пусть всего 5%, но для грузовых шасси – уже 15%, и разница получается существенная.

На фото: Scania R440 Streamline 6×2 tractor Normal cab ‘2013–н.в.

Поэтому мы понимаем, что клиент несколько раз подумает, прежде чем отказываться от помощи государства и возможности немного сэкономить. Однако плюсы от подобных инициатив мы тоже видим. Дело в том, что помимо непосредственно внедрения ГМТ техники в российские автопарки, наличие подобных программ поддержки оказывает влияние на развитие газозаправочной инфраструктуры в стране. Проще говоря, спрос рождает предложение. Если владельцы автопарков будут рассматривать приобретение – пусть даже пока с учетом субсидий – газомоторной техники, тогда и компании, занимающиеся развитием газозаправочной инфраструктуры, будут видеть смысл в создании новых станций. Все-таки на данный момент недостаточный уровень развития инфраструктуры – главное препятствие для повсеместного внедрения ГМТ техники в России.

Нам в свою очередь это выгодно потому, что доступность топлива вероятнее всего подтолкнет пользователей газомоторной техники на приобретение её вне зависимости от субсидий, а с учетом показателей качества и экономической эффективности. Здесь наша экспертиза и многолетний опыт – наш главный козырь, и мы высоко оцениваем свою конкурентную способность. Это же касается и мер, необходимых для популяризации ГМТ техники. На мой взгляд, та работа, которая уже ведется по этому направлению в России государством, заслуживает похвалы. Нам, как производителю такой техники, остается только проводить дополнительную разъяснительную работу с конечными пользователями о выгоде использования газового топлива по сравнению с дизельным.

«Останутся лишь те, кто не стремится заработать»: каким будет рынок грузоперевозок через два года 16:38, 22 августа 2019 Версия для печати

Владелец пятитонника из Москвы порассуждал о будущем автоперевозок в России и пришел к неожиданному выводу: уже через пару лет на рынке останутся лишь те частники, для которых вождение грузовика – хобби или подработка.

Читать еще:  Корректор света фар

Прогнозами водитель, известный в сети как Геннадич, поделился с подписчиками своего YouTube-канала.

Всё началось в 2016 году, когда перевозчиков обязали устанавливать тахографы. Потом я стал чаще слышать от коллег, что стало меньше работы за наличку. По Москве её уже практически не осталось, только мелочь – заказы на рынках, квартирные переезды. На межгороде её тоже стало значительно меньше, хотя найти такие заказы еще можно. Все переходят на безналичный расчет, регистрируются как ИП.

Я начал задумываться о том, что грузоперевозки стали… нет, не зажимать – переводить на другой уровень. Ни к чему хорошему это не приведёт по целому ряду причин. Будут появляться законы, которые многих вынудят бросить перевозки.

И это будет делаться из благих побуждений.

Режим труда и отдыха

Что нас ждёт в будущем? Закон о тахографах для физических лиц, как мне кажется, пишется в первую очередь под пассажирский транспорт. Многие автобусы сегодня оформлены на физлиц; они носятся, как угорелые и тахографы в них, конечно, должны быть.

Коммерческий транспорт можно купить для себя – но от этого он не перестанет быть коммерческим. 1 ноября вступит в силу закон, согласно которому коммерческий транспорт должен быть оборудован тахографами вне зависимости от формы собственности, и наверняка гаишники начнут проверять их наличие тщательнее.

Никакие отмазки о том, что «я еду на своём автомобиле за хлебом в Ашан» (я не раз так говорил, и меня отпускали!) уже не прокатят. Придется устанавливать тахограф.

Новые правила парковки коммерческого транспорта

Другая проблема в скором времени коснется жителей больших городов (Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя). С 1 января 2020 года коммерческий транспорт нельзя будет парковать нигде, кроме специально отведенных стоянок. Которых нет! Есть предприятия, на площадках которых можно оставить грузовик, но они же не резиновые. При этом речь идет не только о фурах, но и о малотоннажном транспорте.

Оставил ты во дворе «Портер», на котором ездишь картошку на даче копать и который по размеру меньше любого джипа – получай штраф.

Это для меня гораздо большая проблема, чем тахограф. Тахограф купил, поставил и работаешь – но где парковаться, если рядом с домом ни одной парковки нет?

Опять же скажу, что я всегда пытаюсь взглянуть на проблему с другой стороны. У меня во дворе стоят в ряд ГАЗели, пятитонники, другие грузовики. Они, в отличии от легковушек, высокие, загораживают обзор, это действительно напрягает. Я рассуждаю так, владея грузовиком – а людям, у которых вообще нет машины, это не нравится еще больше.

Запрет старых грузовиков

Российские производители грузовиков поддержали законопроект о запрете старых машин. Это еще одна проблема, которая может нас коснуться. Если закон будет принят, то начнут с 15-, 20-летних грузовиков. Сдавать технику в утиль никого не заставят: я думаю, что её будут выдавливать путем повышения транспортного налога. Хочешь держать «Зубра», нравится он тебе, ТО проходит? Ну ладно, но плати за старую машину повышенный налог.

Я не против такого закона, хотя у самого меня 13-летний «Зубр». Как это ни печально, но автопарк надо обновлять, чтобы по дорогам не ездили старые разваленные МАЗы и Мерседесы 80-х годов.

Если же закон всё-таки будет принят, то он выбьет из грузоперевозок большой сегмент водителей-частников, таких как я.

Я не буду покупать новую машину за 2,5 миллиона, чтобы заниматься перевозками и зарабатывать 100 тысяч рублей. За такие деньги я согласен работать на старой машине, но не на новой.

Работы становится меньше

Еще одна проблема – экспансия крупных транспортных компаний. В одной из них работает мой сын. Зимой он сказал мне, что у них много заказов на рефы, машин не хватает, приходится привлекать частников. Предложил купить пятитонный реф, на что я ответил – подожди, свято место пусто не бывает. Спустя несколько месяцев компания взяла в лизинг десяток рефов. И если бы я купил себе машину, то возил бы на ней то же самое, что вожу и сейчас, потратив бы в никуда два миллиона (которых у меня к тому же нет).

Для крупных транспортных компаний очень выгодны лизинговые программы, недоступные ИП и физлицам, особенно возвратный лизинг. Компании приобретают свой транспорт и нанимают водителей.

Что ни говори, привлеченные ИП всегда «качают права» — отказываются от маршрутов, пытаются выбить максимально выгодные условия. А наемные водители делают, что скажешь.

Сегодня единственный плюс работы на себя – это свободный график: ты знаешь, что можешь в любое время устроить себе неограниченный отпуск. Неоплачиваемый, но всё равно это огромный плюс. А в компаниях отпуск всего один раз в год. Зато там водители не знают проблем ни с тахографами, ни со стоянками, ни с поломками.

«Останутся только ленивые»

Все эти события – установка тахографов, изменения правил стоянки и запрет старых автомобилей – это еще не очень страшно. Дело в другом: крупные транспортные компании продолжают расти. Сейчас многие из них привлекают сторонний транспорт, когда не хватает своих машин. Но если сегодня компании не позволяют себе держать несколько резервных грузовиков на случай резкого повышения спроса, то в скором времени они смогут себе это позволить. И тогда потребность в привлеченных водителях исчезнет: мы просто останемся без работы.

Сперва это коснется больших городов. Водители вроде меня уйдут на межгород, начнут собирать грузы за копейки, зарабатывать по 40 тысяч в месяц на дармовых заказах. Кто-то будет работать на таких условиях из-за свободы, возможности в любой момент взять себе отгул или отпуск. А кто-то останется из-за того, что ему нравится романтика дороги. Был и у меня такой период: очень нравилось ездить на межгород, это действительно затягивает.

Кто-то скажет – крупные компании выживают мелких перевозчиков, стремятся захватить рынок. На мой взгляд дело не в этом. Для государства удобнее, чтобы работали не частники, а транспортные компании. Их легче контролировать, с них легче собирать налоги. Не секрет, что многие частники — даже те, кто зарегистрирован как ИП — не платят налоги, ищут какие-то лазейки.

В целом же ничего не изменится.

Машины как ездили, так и будут ездить, люди как работали, так и будут работать (тем более что зарплаты в фирмах приближаются к доходам частников).

Мое мнение такое: через пару лет в грузоперевозках останутся лишь те частники, которые не пытаются заработать больших денег. Люди, которым нужен не большой доход, а свободный график. Я и сам отношу себя к таким людям, я бы назвал нас… ленивыми, что ли?

Что происходит на рынке грузоперевозок в России

Основатель проекта «Агроинкубатор»

Рынок грузоперевозок: что волнует участников и заинтересованных лиц? С какими трудностями сталкиваются участники в борьбе за долю на рынке и какова реальная работа системы «Платон»? Рассмотрим проблему, опираясь на проведенные маркетинговые исследования российского рынка автомобильных грузоперевозок.

Рассказывает Аскер Аскеров, генеральный директор аналитической консалтинговой компании «Вершина».

Сегодня глобальная напряженность в экономике негативно проявляется во всех сферах бизнеса, в том числе и в грузоперевозках.

В структуре рынка грузоперевозок России традиционно выделяют пять каналов транспортировки:

  • автомобильный;
  • железнодорожный
  • водный;
  • воздушный;
  • трубопроводный.

Логично исключить из анализа два крайних канала, поскольку авиация в транспортировке грузов задействуется редко (ее доля не превышает 0,1% от общего объёма рынка), а загрузка трубопровода, наоборот, перекрывает другие каналы транспортировки и, к тому же, подконтрольна государству.

Структура рынка грузоперевозок РФ в 2015 г., %

Стоит отметить, что в данной структуре грузооборот исчисляется в целом (учитываются и внутренние, и международные перевозки).

Более 47% всех перевозок на рынке приходится на автомобильный и железнодорожный транспорт. При этом около 4% от общего объёма грузов перевозят по автодорогам. В последние годы этот показатель падает за счет:

  • увеличения налогов;
  • трудностей, с которыми сталкиваются компании, желающие обновить свои автопарки;
  • высоких цен на услуги дальнобойщиков – водителей категории Е не так много, требуемое вознаграждение за работу только растет.

Тем не менее колесный транспорт прочно удерживает лидирующие позиции в сегменте грузоперевозок.

Данные за 2014-2015 годы показывают, что доля использования железнодорожных составов увеличилась как при доставке негабарита, так и при выполнении обычных грузовых перевозок. Это объясняется рядом факторов:

  1. Выгодной тарификацией при международных перевозках;
  2. Низкой стоимостью транспортировки 1 тонны груза на 1 км;
  3. Частым использованием мультимодальных схем транспортировки.
Читать еще:  Обзор Mazda 2 седан

Доля водного транспорта в грузоперевозках – меньше 2%. В большинстве случаев он задействован во внешнеэкономической деятельности, когда перевозки осуществляются по морю.

За период с 2012 по 2015 годы наблюдалось небольшое, но стабильное увеличение объемов внутренних грузоперевозок – примерно на 3% ежегодно. Неудивительно, что из-за этого железные дороги оказались в центре внимания. В силу традиционно больших расстояний между отправителем и получателем, чаще всего в перевозках используется именно железнодорожный транспорт – к примеру, в горнодобывающем и перерабатывающем секторах, тяжелом машиностроении и других отраслях промышленности.

Однако использование железнодорожного транспорта не всегда возможно, и основной движущей силой развития рынка грузоперевозок становятся автомобили. Несмотря на недостаточно развитую автодорожную инфраструктуру, причин для развития рынка автотранспорта несколько:

  • возможность точечной доставки по конкретному адресу;
  • оперативное выполнение задачи;
  • сохранность груза.

Прибыли 2015 года не спешили радовать нас высокими показателями. По итогам первых двух месяцев прошедшего года наблюдалась неприятная тенденция: автомобильный транспорт России стал отраслью экономики, в которой сальдо прибылей и убытков оказалось отрицательным – порядка 7,3 млрд рублей! Неудивительно, что количество прибыльных транспортных компаний стремительно сокращается.

Динамика объема грузоперевозок в 2014-2015 гг.

Спад по итогам 2015 г. по грузообороту – на уровне, чуть превышающем 6%, а по объемам перевозок грузов всеми видами коммерческого автотранспорта – 7,3% по сравнению с 2014 г. Несмотря на спад натуральных показателей, объем рынка автомобильных грузоперевозок в 2015 г. в стоимостном выражении остался практически на том же уровне – 0,4% по сравнению с 2014 г.

Причины проблем в отрасли

Что же послужило упадком бывшей прибыльной отрасли за короткий временной промежуток? Рассмотрим вопрос подробнее.

Первой, и основной, причиной катастрофического падения рынка грузоперевозок можно назвать санкции. Конечно, сейчас каждый, претерпевающий убытки в развитии бизнеса, готов клеймить запрет на ввоз в Россию продовольствия из Европейского Союза и США. Но посудите сами: за уже выполненные заказы на импорт продовольственных и промышленных товаров большинство перевозчиков не получили обещанных гонораров, когда вступили в силу запреты на перевозку продукции, сообщает ГК «Балтика-Транс».

Одновременно резко возросли риски неплатежеспособности со стороны заказчиков перевозок. Пока рубль переживает глубокий кризис, заказчикам не хватает собственных денежных средств, а отсрочки по платежам перевозчикам только растут. 60 дней отсрочки оплаты уже не предел, и некоторые клиенты просят ожидания до 90 дней, в частности это экспедиторские компании, выступающие посредниками между грузоотправителями и перевозчиками.

Ситуация усугубляется тем, что вывозить из России автоперевозчикам, по факту, оказалось нечего. Экспортные товары вывозятся крупными партиями, обычно по железной дороге – как, например, руда, лес, зерно и металлы, или же по трубам, как углеводороды (газ, нефть).

По региональным округам

Более подробно ситуацию на рынке рассмотрим в региональном аспекте.

Лидерами по объему грузоперевозок автомобильным транспортом в 2014-2015 гг. в натуральном выражении являются ЦФО, СФО, ПФО и УФО.

Структура рынка грузоперевозок по ФО, в млн тонн

Наихудшую динамику по объему автомобильных грузоперевозок в натуральном выражении в 2015 г. – по сравнению с 2014 г. – показал СФО (–18,6%), меньше всех сократился ДФО (–1,1%). Данных по КФО в 2014 году нет, поэтому динамика по округу не представлена.

Динамика рынка грузоперевозок по ФО, %

По итогам 2015 г. произошла смена лидера по объему автомобильных грузоперевозок в натуральном выражении: на первое место вышел ЦФО (+0,8%), сместив СФО на второе место (–2,5%).

Лидеры рынка грузоперевозок по ФО, %

Выводы

Серьезным ударом для рынка грузоперевозок стали санкции, которые привели к резкому сокращению объема международных грузоперевозок. Несмотря на общие тенденции спада рынка, серьезные перспективы открываются для внутренних грузоперевозок.

Территория России огромна, поэтому грузоперевозки исторически стали стратегически важным сегментом экономики. Внутренние перевозки могут сыграть огромную роль в восстановлении рынка.

У нас в стране это традиционно ж/д и автотранспорт. Участники рынка активно развивают направления юга и дальнего востока.

Одним из ключевых драйверов рынка грузоперевозок является, в том числе, и протяженность, и качество дорог. При условии нивелирования коррупции в стране и целевого использования средств, новый сбор за пользование федеральными трассами (в народе – «Платон») может сыграть ключевую роль в развитии дорожной инфраструктуры. Об отношении участников рынка к системе «Платон» и новому сбору более подробно поговорим во второй части статьи.

Графики построены на основе данных маркетингового исследования рынка грузоперевозок АКК «Вершина».

Материалы по теме:

Видео по теме:

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Вагонный рекорд тревожит

Железнодорожное машиностроение России по итогам 2019 года отметилось сразу двумя рекордами. Выпуск магистральных грузовых вагонов по стране составил 79,6 тыс. единиц, что превзошло как старый рекорд постсоветской России (71,7 тыс. единиц в 2012-м), так и высшие советские показатели. Советский рекорд был отмечен в 1974 году: тогда совокупный объем выпуска грузовых вагонов составил 72,4 тыс. единиц, и с тех пор вплоть до самого распада Союза этот показатель только снижался. На территории собственно РСФСР рекордный показатель составил 33,3 тыс. единиц по результатам 1977 года.

Всего по итогам 2019 года выпуск грузовых вагонов в стране увеличился на 15,5%, что на порядок превосходит темпы роста по экономике в целом.

Однако у этих рекордов неоднозначный привкус. Можно вспомнить, что предыдущий рекорд, достигнутый в 2012 году, привел отрасль к жесточайшему кризису перепроизводства. Рост производства грузовых вагонов стимулировался спросом со стороны операторов железнодорожных грузовых перевозок (после реформы на железнодорожном транспорте России, когда на смену МПС пришли РЖД, а также ряд частных операторов грузовых перевозок и собственников вагонов). В то время в России за выпуск грузовых вагонов брались вагоноремонтные предприятия и даже заводы металлоконструкций, а официально запущенный в январе 2012 года Тихвинский вагоностроительный завод, принадлежащий группе ОВК, стал даже крупнейшим в стране, обогнав по объемам производства многолетнего лидера — нижнетагильский Уралвагонзавод (см. «Новичок затмевает старожилов», «Эксперт» № 5 за 2012 год).

Однако избыток вагонов привел к снижению ставок их аренды. Как результат — падение спроса на новые вагоны, а их производство, уже в 2013 году начавшее снижаться, к 2015 году обвалилось в два с половиной раза по сравнению с рекордом 2012-го.

Отрасль пришлось спасать государству, и спасать мерами откровенно нерыночными. Производители стали получать субсидии на выпускаемую продукцию (см. «Вагонные споры — последнее дело», «Эксперт» № 23 за 2016 год), а кроме того, были приняты меры по принудительному списанию старого вагонного парка (см. «Урок рыночной экономики», № 5 за 2015 год), хотя чисто технически при должном уходе он мог бы служить и дальше.

Как полагают эксперты отрасли, рекорд 2019 года также сменится откатом. Институт проблем естественных монополий прогнозирует, что уже в этом году объем производства вагонов в стране снизится на 16–22%, до 60–65 тыс. единиц. К 2023 году спрос на новые вагоны (при отсутствии стимулирующих мер) упадет примерно до 40 тыс. единиц, но в дальнейшем, как минимум в связи с необходимостью обновлять стареющий парк, спрос снова подрастет и в течение 2025–2030 годов будет держаться в районе 60 тыс. единиц.

Есть ли какие-то выходы из этой ситуации качелей, раскачивающих отрасль в разные стороны — от перепроизводства к дефициту?

В принципе, есть. Во-первых, можно подумать о развитии экспортных поставок, если на внутреннем рынке российскому железнодорожному машиностроению становится слишком тесно. Так, по оценке консалтинговой компании Roland Berger, в ближайшие годы мировой рынок железнодорожной техники будет расти со среднегодовыми темпами не ниже 2,5–3%. И ориентир на экспортные поставки в отрасли уже есть. Например, Трансмашхолдинг планирует утроить свои экспортные поставки (см. «Утроение вагона», «Эксперт» № 39 за 2019 год).

Во-вторых, стоит обратить внимание на саму структуру спроса. В прошлый раз рост производства проходил под знаком наращивания поставок полувагонов (самого распространенного вида грузовых вагонов, используемого для перевозки массовых грузов, не особо требовательных к условиям перевозки, вроде угля или руды). Сейчас можно увидеть выраженную тенденцию к росту доли вагонов-платформ, применяющихся для перевозки контейнеров. Производство платформ только по итогам прошлого года выросло почти в полтора раза, до 18,1 тыс. единиц. И при условии дальнейшего роста контейнеризации и увеличения объема железнодорожного транзита на территории России у такого вида вагонов неплохие перспективы.

Напомним, что в 2018 году президент России Владимир Путин анонсировал рост железнодорожных транзитных контейнерных перевозок к 2024 году в четыре раза к уровню 2017-го. Пока что динамика объемов железнодорожного контейнерного транзита Путина не подводит.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector